Книга 3. Из Техащины с приветом. Письма "русской" жены

О любви. Часть 4-я.

     

На 9-й день, после смерти сына, я тихо стояла над его еще свежей могилой. Мое сердце кто-то сжимал острыми клещами, а в голове проносились обрывки самых разных мыслей. И я вспомнила, что эти чувства я уже когда-то испытавала... Это случилось незадолго до моего отъезда в Америку. Я сидела на работе и что-то  писала. Зазвонил телефон, я подняла трубку и услышала какой-то странный, заплетающийся голос сына. Он говорил что-то, типа, извини мама, но мы больше не увидимся. Я успела спросить: " Где ты?" Он ответил: "В офисе." ...Я немедленно связалась с тем, о ком сейчас рассказываю в своих историях "О любви", и попросила срочно подъехать к редакции. Через несколько минут он  приехал.  Я впрыгнула в машину и мы помчались к Юре на работу. Картина, которая предстала перед глазами, - зрелище не для слабонервных. Сын лежал лицом  вниз на каком-то сломанном письменном столе и не шевелился. Вокруг какие-то люди выносили на улицу остатки мебели, телефоны, оргтехнику... Я подбежала к своему мальчику и начала трясти за плечо. Его рука соскользнула со стола и как-то безжизненно повисла. У меня рухнуло сердце, а потом кто-то начал сжимать его клещами... К сыну подошел он, потрогал его, пошевелил. "Не паникуй, кажется, Юра просто крепко спит" - сказал он. Потом он полез к нему в карман куртки и достал оттуда пустую бутылочку из-под какого-то лекарства. Ситуация начала проясняться. Мы вытащили сына на улицу, усадили в машину и поехали в Скорую помощь.  Врачи его осмотрели, послушали, глянули на бутылочку и сказали, что пациент крепко спит и будет спать еще, как минимум, сутки.

Юра, действительно, спал очень долго. Когда он проснулся, я стала с ним разговаривать. Оказывается, у них лопнула, казавшаяся очень крепкой, фирма, а мы вложили в нее деньги, обменяв с доплатой нашу большую квартиру на маленькую. К тому же, узнав , что Юра остался без работы, его  барышня  сразу ушла от него... Сын чувствовал себя очень виноватым и одиноким и решил уйти из жизни. К счастью, у него не хватило денег, чтобы купить всю упаковку сильного снотворного. В аптеке ему отсыпали в бутылочку  только 10 таблеток - в 90-е годы  такое практиковали... И вот мой Юра, на самом деле, ушел из жизни и теперь лежит в земле сырой. Моя боль, наверное, не утихнет никогда. И эти жуткие клещи будут сжимать мое сердце до конца жизни...

На следующий день я уезжала обратно в Америку. С утра накрапывал дождь. Мое состояние было, как говорят, " никакое". Олежка, Оксанка и кот Тимофей, которого Юра подобрал котенком на острове Хортица, сидели на диване, глядя на меня печальными и какими-то абсолютно сиротскими глазами. Тут послышался шум подъезжающего автомобиля. Это был он... Я вышла за калитку, села в машину и мы поехали в Днепропетровск, откуда "столичный экспресс" должен был доставить меня в Киев. В дороге мы практически не разговаривали. Только раз он сказал, что дождь, кажется, усиливается. Я механически ответила: "Да, погода сегодня плохая". "Вот и поговорили..." - грустно констатировал он. В Днепропетровске мы немного поездили по городу, как когда-то очень давно. Посидели в машине на набережной Днепра. Затем отправились на вокзал, где выпили кофе под яркими зонтиками какого-то кафе. В экспресс уже садились пассажиры. Мы тоже зашли в вагон. Времени, до отхода поезда, немного оставалось и он сказал: "Давай выйдем на пару минут". Мы вышли на перрон. Стояли молча. "Когда приедешь?" - сросил он. "Не знаю,"- ответила я. Поезд уже трогался. Я обняла его, скользнула губами по его прохладной щеке. И эту нежную прохладу я чувствовала до самого Техаса.

...В Америке  несколько месяцев я тихо умирала.  Все в нашей Виктории и у нас дома мне напоминало о сыне, ведь он приезжал в гости 4 раза. Посаженная им туя стала уже с меня ростом, распушилась и превратилась в роскошную красавицу. Ничто меня не радовало. Сильно тянуло в Украину. Я так тосковала по Юре, что похудела на 11 килограммов и наш священник сказал, что на меня невозможно смотреть и записал на встречи с людьми, которые тоже потеряли родных людей. Есть здесь такие группы взаимной поддержки. Но я продолжала засыпать и просыпаться только с мыслью о моем золотом зайчике, которого я только вырастила, а он уже ушел. Джек и Джасая меня поддерживали , как могли. И я им была бесконечно благодарна. Иногда из Украины выходил на связь он.

Где-то в конце лета на меня напала сумасшедшая... любовь. Мои мозги стали со смерти сына немного переключаться на это чувство. Да-да, это снова был он. Я опять стала видеть его во сне. Я вспомнила наше прошлое до самых мелочей. В это трудно поверить, но меня стала мучить, как раньше, бессмысленная ревность и обида. Мне постоянно хотелось его видеть и ощущать... Но я, конечно, сдерживала себя, старалась пореже звонить, чтобы не выглядеть полной идиоткой. Чтобы понять, что со мной происходит, я начала усиленно "рыться" в интернете и даже сходила к психологу. Оказалось, что это нормальная реакция организма в моей ситуации - сильные эмоции пытаються вытеснить горе. В мировой "паутине" я также нашла ответ на вопрос : почему наши отношения были такие конфликтные и почему нам так трудно расстаться? Как объясняют психиатры и психологи, - это, оказывается, никакая не любовь, а любовная зависимость между мужчиной и женщиной. То есть банальная, распространненая болезнь под номером F 63.9. Что ж, наверное, пришло время человечеству выбросить на помойку мировую литературу и, вообще,  искусство, ведь они зиждятся на страстной , сумасшедшей любви, то есть на психическом расстройстве. И все-таки вопреки здравому смыслу, мне почему-то не хочется окончательно выздоравливать, вычеркивать из жизни то время, когда нас сжигала эта мучительная эмоциональная зависимость. Более того я очень рада, что испытала это.

Незадолго до ухода из жизни сына, я вылечилась от рака. Юра был очень рад этому и сказал, что теперь мне нужно сделать хороший подарок. Я ответила, что самый лучший подарок для меня  - это вернуться, хотя бы на один день, в прошлое и еще раз испытать чувство головокружительной влюбленности, по которому я очень скучаю в своем настоящем. Но, к сожалению, это неисполнимо. Юра засмеялся и изрек: "Мама, я не волшебник, я только учусь. Но я постараюсь". Через 22 дня его не стало. Но свой последний подарок, как вы видите, сын мне все-таки сделал.

...Моего американского мужа Джека я по-прежнему люблю. Но это совсем другая, я бы сказала, более цивилизованная любовь. У  нас прекрасные, абсолютно не конфликтные отношения, крепкая семья и дружба. Я надеюсь провести с ним в мире и согласии всю свою дальнейшую жизнь. Но почему-то меня периодически тянет к тому, кто живет так далеко, в такой растерзанной, но такой родной  Украине.

 Очень интересную статью о любовной зависимости можно прочитать здесь

А здесь вы найдете объяснение состояния при утере близкого человека

Нэнси

 Одна из песен нашего романа